Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Готы | Возрождение племени

 

 

Огромные толпы людей, лошадей и разнообразного домашнего скота стояли на дальнем берегу Дуная. Одни ждали своей очереди, в том время как прочие, на плотах, узких лодках-моноскилах, самодельных конструкциях из бревен, плыли на другой берег, чтобы скорее оказаться на другой стороне. Римские стражи границы хмуро и растеряно смотрели на эту впечатляющую картину, предчувствуя самое плохое, но будучи не в силах этому помешать.

Готы, которые переселились из Скандинавии на Украину и создали там огромную империю, но были разбиты врагом. Они уходили от страшного племени гуннов, которые разорили их родину, после нескольких лет войны.
Их царь Германарих покончил с собой, видя крах империи, затем его племянник Винитарий мстил гуннам успешно, но зайдя вглубь своих прежних земель, был побежден и убит вождем гуннов Баламбером. Стало ясно, что дальше пойдет война на истребление и нужно уходить от новоявленных врагов туда, где им можно противостоять совместными усилиями с самой сильной державой мира, а значит только в Рим.

Поэтому весь народ готов шел на запад, кроме тех, кто решил покориться гуннам. Отход прикрывал героический полководец Антанарих, который закрепился сначала на Днестре, а потом на реке Прут и сдерживал гуннов, отчаянно сопротивлявшийся и проигрывая плацдармы, пока его народ не уйдет. Судя по тому, что гунны не тревожили переправу, Антанарих выполнил свою часть работы.

Римляне истребляли тех, кто самовольно пересекал Дунай, чтобы хоть как-то контролировать происходящее, но людей было так много, что уследить за каждым было бы невозможно. Целый народ переправлялся , чтобы поселиться в империи, те самые готы , еще недавно грозившие всем, пришли в Рим, как жалкие просители!

Переселение готов

Переселение готов

Готы приходят на земли империи

Первыми переправились вожди Алавива и Фритигерн, видя как велико число воинов и как они свирепы на вид, римляне внезапно отказали в переправе Сафраку и Алатею – вождям, которые воевали с гуннами еще при Винитарии-Витимире, однако те вскоре переправились самовольно, порубив римские гарнизоны, пытавшиеся им помешать. Римляне пока сделали вид, что этого не заметили - в империи была полная растерянность от происходящего!

Для Рима все это было хотя и грозным явлением – приход многотысячного и воинственного народа, но все-таки выгодным.
Дакия опустела после нашествий все тех же готов, города стояли в развалинах, цивилизованная жизнь сменилась прежним варварством, а сил армии уже не хватало, чтобы защитить эти места. Никто не хотел жить на границе.
Готы могли бы дать этой земле новый импульс для жизни и по крайней мере защитить её от еще более диких варваров с востока.
Сарматы, квады, тайфалы и гунны периодически прорывались через лимес, грабили и убивали без разбора и население просто бежало из земель приграничья, устав жить в страхе за себя и имущество.

Требовался сильный правитель, который бы справился с внезапной проблемой, но император Валент самоустранился.
Его более интересовали красивые мужчины и женщины в его дворе, чем дела постоянного пылающих границ. Он позволил готам поселиться, а все обязанности по размещению готов и обеспечению порядка возложил на местную власть, для которой приход четверти миллиона людей стал просто шоком, в том числе и финансовым!
Как кормить такую ораву, где разместить, как предотвратить стычки с армией и населением?
Все это были вопросы без ответа.

Условием поселения стало обезоруживание готов. Для германцев это был страшный удар, ведь оружие у них было символом мужества, но они вынуждены были покориться и сдать римлянам свои доспехи и мечи.
Уповая на честность германцев, римляне полагали, что безоружные готы будут податливыми и не склонными к агрессии. Какое-то время так и было.
Повсюду ночами пылали костры готов, весь римский берег Дуная был усеян лагерями германцев, которых нужно было куда-то деть и чем-то накормить, так как они явились без запасов. Средств на это у провинции не было, а центральная власть молчала.

После долго ожидания среди готов начался голод и появились случаи грабежа местного населения, которые римляне пытались игнорировать, чтобы не доводить ситуацию до бунта. Но делать это было все труднее.
И снова все ждали в неведении, а в Константинополь шли тревожные депеши о том, что нужен либо хлеб, либо легионы.

Аммиан Марцелин пишет, что доведенные до отчаяния голодом готы продавали себя в рабство за глоток вина и кусок хлеба. Даже детей старейшин римские торговцы забирали с молчаливого согласия родителей, которые хотели прокормить хотя бы старших.

Рим наконец выделил продовольствие готам, но оно по пути было разворовано чиновниками провинций, которые продавали хлеб своим и тем же готам за баснословные богатства, вынуждая целые семьи продавать все имущество.

Римляне, зная о безоружности готов, начали нагло требовать у готов продавать им своих жен и дочерей для утех, младших детей забирать в рабы, а иначе те не получат провизию!
Восстание готов

Восстание готов

Переломная зима

И зимой 377 года грянул бунт!
Голодные готы пытались получить провиант в других городах империи и под нынешней Варной они убили небольшой отряд римских солдат, которые отгоняли их от городских стен.
Глава провинции Лупицин, тот самый, что украл и продал продовольствие готов, решил, что пора показать им силу империи и отдал приказ убить вождей Фритигерна и Алавива.
Известно, что Фритигерн потерял всех телохранителей, в ходе покушения, но сумел вырваться и поднял других готов на бунт, а Алавива, вероятно пал от рук убийц.
Оказалось, что готы сдали далеко не все оружие, кроме того, многие переправились через границу сами и не участвовали в массовой сдаче, сохранив самые неприметные кинжалы и топоры.

И такого кровавого восстания Рим давно не видел!
Готы уничтожали все на своем пути и шли прямо к столице империи, как капли ртути, на ходу пополняя свои ряды.

Не разбирали они в своих убийствах ни пола, ни возраста, все предавали на своём пути страшным пожарам; отрывая от груди матери младенцев и убивая их, брали в плен матерей, забирали вдов, зарезав на их глазах мужей, через трупы отцов тащили подростков и юношей, уводили, наконец, и много стариков, кричавших, что они довольно уж пожили на свете.
Битва при Адрианаполе,схема

Битва при Адрианаполе,схема

 

Битва при Адрианаполе и разгром восточной империи

Очнувшийся от бесконечных оргий Валент, выступил им навстречу и встретил войско близь города Адрианаполь (нынешний турецкий Эдирне).

На войну с Римом шел весь готский народ, около 100 000 человек, из которых около 40 000 были мужчинами и воинами, с плохим оружием, не окрепшие после двух голодных лет в бегах и на границе Рима, но яростные и решительные.
Вместе с готами шли и некоторые части аланов и гуннов, с которыми они вступили в союз еще в державе Германариха.

Валент привел с собой 20 тысячное войско и был окрылен успехом, он однажды уже побеждал готов Антанариха, которые вторглись в Рим и вынудил их уйти. Кроме того, он упорно готовился к войне с персами и его войско было на пике своей формы.
Что им этот полуголодный сброд! Придворные льстецы сулили императору легкую победу и славу в веках!

К готам, тем временем стекались рабы и наемные рабочие из золотых приисков империи, а также другие готы, кто служил в Риме и кого не успели убить или разоружить.

Некоторое время армии маневрировали друг против друга не сближаясь, но провоцируя мелкие стычки, с переменным успехом. Готы попытались обойти с тыла римлян, но тем удалось пресечь эту попытку.
Армии замерли в ожидании битвы!

Римляне попытались оттянуть бой, ожидая подкрепления из Галлии, но когда римский посол Рихомер (вероятно германец) прибыл в лагерь готов, битва внезапно началась сама собой!
Конница Сафрака и Алатея из алан, грейтунгов и гуннов неожиданно и без поддержки других атаковала римлян!
Видимо столь злы были на ромеев вожди готов, что предпочли в одиночку начать сражение. Суматоха охватила лагеря сторон и было уже не до переговоров.
Рихомер же, под шумок внезапного столкновения, просто покинул поле боя.

Римляне не успели построится и под напором готов обратились в бегство, подошедшая им на помощь римская конница увязла в своей же пехоте и также была опрокинута готами!
Германцы погнали бегущих ромеев рубя их на бегу.
Пехоте Фритигерна уже ничего не оставалось, как вступить в бой с оставшимися пехотинцами Рима, но который оказался очень тяжелым для обоих сторон.
Легионы стояли на смерть!

Но так как конница Рима бежала с поля боя, кавалерия готов скоро закончила избиение бегущих и вернувшись, ударила во фланг римской пехоте.
Та прогнулась и начала стремительно таять!

Стоны умирающих и смертельно раненых раздавались повсюду, вызывая ужас.
В этой страшной сумятице пехотинцы, истощенные от напряжения и опасностей, когда у них не хватало уже ни сил, ни умения, чтобы понять что делать, и копья у большинства были разбиты от постоянных ударов, стали бросаться лишь с мечами на густые отряды врагов, не помышляя уже больше о спасении жизни и не видя никакой возможности уйти. А так как покрывшаяся ручьями крови земля делала неверным каждый шаг, то они старались как можно дороже продать свою жизнь и с таким остервенением нападали на противника, что некоторые гибли от оружия товарищей. Всё кругом покрылось черной кровью, и куда бы ни обратился взор, повсюду громоздились кучи убитых, и ноги нещадно топтали повсюду мертвые тела.
Высоко поднявшееся солнце ... палило римлян, истощенных голодом и жаждой, обремененных тяжестью оружия. Наконец под напором силы варваров наша боевая линия совершенно расстроилась, и люди обратились к последнему средству в безвыходных положениях: беспорядочно побежали, кто куда мог.

Вскоре части остатков римской пехоты тоже обратились в бегство, лишь два легиона упорно сражались с готами, к ним подключился и сам император Валент, потерявший лошадь и которого покинули даже телохранители.
Он мужественно рубился вместе с легионерами!
Его правая рука Виктор попытался подключить стоящих в резерве батавов, но и тех уже давно след простыл, оценив ситуацию, Виктор также убежал с поля боя.

Вечером, император Валент был тяжело ранен и укрылся в хижине, недалеко от места битвы вместе с остатками легионеров.
Готы окружили дом и узнав, что там засел сам император, просто подожгли её, не давая никому выйти.

70% римской армии было уничтожено, погибли 35 трибунов, большая часть римлян была истреблена бегущими с поля боя, а Адрианаполь, где находилась казна, был окружен варварами. Эхо разгрома еще долго будет слышно в империи: готы уйдут, а вот неохраняемый лимес, из-за тяжелых потерь Рима, станет просто проходным двором для разнообразных варварских племен.

Готы грабили и разоряли окрестности, а Рим и Константинополь были не в силах им что-то противопоставить. В 382 году, новый император Феодосий заключил с Антанарихом договор о мире и военной помощи, по которому готы теперь шли на службы в римскую армию на особых условиях.

Аларих I ,король готов

Аларих I ,король готов

Появление великого короля

Готы теперь сражаются за Рим, под водительством короля Алариха, которого они единогласно избрали вожаком, после смерти кровавого язычника Антанариха в 381 году и его соперника Фритигерна в 380-м.
Но сражаются и против римлян, так как в империи вспыхнула гражданская война и готы понесли в ней большие потери! Готов ставили на самые тяжелые участки, сознательно подводя их к гибели.

Когда взаимные упреки достигли предела, Аларих и другие готы взбунтовались и презрев договор, пошли войной на Константинополь, однако взять его не смогли и начали грабить Грецию опустошая её из конца в конец. Войско готов, вместе с народом снова кочевало от города к городу по Греции, громя немногочисленное сопротивление ромеев.
Но продолжалось это не очень долго...
Аларих едва не был разбит римским полководцем Стилихоном - талантливым дипломатом и военачальником, который пришел на помощь ромеям из западной империи, но Аларих смог выйти из окружения.
Император Аркадий обезоружил его, лишь выплатив большую дань и дав Алариху титул магистра армии Иллирии, предоставив север Балкан для поселения всему его племени.
Позор Риму, который дает собственные звания вождям врагом, лишь бы те сложили оружие!

Готы стали едва ли не единственной реальной силой в регионе, без которых римская армия не способна была эффективно воевать.
В 400 г. скучающий Аларих обрушился уже на Италию, где его встретил старый знакомый Стилихон.
Неизвестно, какими были цели похода, римляне опасались захвата Вечного города, историк Иордан пишет, что готы хотели просто поселиться в Галлии, а Италия была лишь пунктом перемещения. Но Гесперия встретила готов мечом!

В битве при Полленции 6 апреля 402 года, злой гений готов Стилихон, снова нанес им поражение, захватил обоз, но вновь большая часть армии сумела выйти из окружения.

Ставшие христианами готы праздновали Пасху, когда на них напала наемная аланская кавалерия римлян, которые не придерживались христианских традиций.
Аланы захватили обозы, женщин и детей знатных готов и самого Алариха, но опомнившиеся готы, вступили с ними бой, убили аланского вождя и отбросили их атаку. Подошедшие на помощь легионы не смогли переломить ход битвы. Обе стороны не проиграли, но большая часть готов уцелела, однако семьи были у врага...
А к тому времени у готов в активе были захваченные мелкие города Италии и даже сам нынешний Милан! Было чем торговаться сторонам.

Стилихон в итоге заключил мир с Аларихом, так как ему удалось захватить в плен семью полководца и это был серьезный аргумент.
Вождь увел силы из Италии, получил назад семью, но уже в 402 году договор был вновь нарушен.
Готы, которых к тому времени именовали уже как визиготы, вероятно ища мести, снова вторглись в Италию.
Под Вероной стороны скрестили мечи в очередной уже раз!

Ход битвы не дошел до нас, известно, что готы проиграли, что у них разразилась эпидемия в тылу, что многие части готов не сражались опасаясь за судьбы своих плененных детей.

«Договор нарушен. Стилихон со всей готовностью оказался на месте конфликта, который случился вдали от Рима…
Стилихон расположил войска в каждом месте, даже где враг не ожидал их… Если утомлённые ряды солдат давали слабину, Стилихон бросал в бой союзных варваров, не беспокоясь об их потерях. Таким образом он хитроумно ослаблял свирепые племена с Дуная, сталкивая одно племя с другим…
Аларих был бы схвачен и казнён, если бы поспешное усердие начальника аланов не расстроило тщательно задуманный Стилихоном план… Аларих однако пытался обнаружить неизвестный путь через горы в надежде, что с их скалистых вершин он обрушится внезапно на народы Галлии. Но воинская бдительность Стилихона положила конец намерениям Алариха… Потерпев неудачу в каждой попытке, устрашённый Аларих разбил лагерь на одном из холмов.»

В итоге Аларих отступил, а в 408 году Стилихон, так много сделавший для империи был казнен.
Его обвинили в том, что он вместе с Аларихом задумал захватить власть в Риме!
Ирония судьбы или правдивый план, известного своим изощренным умом, вандала по отцу, Стилихона – уже не известно.
Римляне заподозрили неладное в постоянных уходах готов из окружения, совместном походе Алариха и Стилихона несколько лет назад, для отражения нашествия варваров из Скифии под водительством Радегайса на Рим…
Не сговорились ли они там?!

В итоге, Рим потерял своего защитника, а перед готами открылись такие перспективы, которых они еще не видели!
И судьба делавшая их поочередно то изгоями, то королями, снова возвысила их до небес.