Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Интимная жизнь римлян: от пуританства к распутству

 

Традиции и нормы римлян в половой жизни, могут шокировать современного человека.
И дело даже не в том, что мы культурно сформировались из достаточно пуританской христианской, исламской и иудейской морали, а скорее в действительной эрозии норм, которая шла непрерывно, с самого основания Великого города и до его взятия вандалами.

В ранний период, римляне отличались довольно жесткой моралью и низкой толерантностью к людям нетрадиционных взглядов на сексуальное поведение.
Известны случаи общественного порицания лиц гомосексуальной ориентации в раннем Риме, был одобряем культ патриархальной семьи, который дожил до последних дней империи, причудливо сочетаясь с моралью упадка, однако эти традиции шли вразрез с соседствовавшими с Римом этрусками.

Раннереспубликанские нравы характеризует рассказ Плутарха в его биографии Клавдия Марцелла (завоевателя Сиракуз): в 225 году до н. э. Скантиний Капитолин сделал «гнусное предложение» сыну своего коллеги Марцелла; мальчик отказал и одновременно пожаловался отцу — в результате Марцелл возбудил процесс в Сенате, окончившийся для Капитолина крупным штрафом
 


Первоначально, именно этруски во многом определили успехи Рима на поприще общественного развития, подарив им форумы, гладиаторские бои, строительство колизеев и многое другое. При этом цивилизация этрусков была крайне свободной в сексуальной жизни, если не сказать распущенна.

Первая эрозия норм, возникает после включения этрусков в орбиту Рима, когда только пассивная роль мужчины в сексуальной жизни, делает его ущербным.
Отдельным законом были оформлены права сторон при таких контактах, где запрещались лишь контакты с несовершеннолетними свободными римлянами и с применением насилия.
Но эта норма не распространялась на рабов и не граждан, которые активно сексуально эксплуатировались.

Таким образом, для римских свободных граждан-мужчин стали допустимы сексуальные контакты с лицами обоих полов, но до тех пор, пока они не выходят за рамки активной, «проникающей» роли. Нечто подобное есть в российских тюрьмах, где осуждается лишь пассивный гомосексуализм.

Вторая фаза падения нравственности пришлась на период знакомства с греческой цивилизацией.

Мода на греческую лирику, с ее частым описанием гомоэротических отношений, между героями, богами и полубогами, в большей степени, воспевала эмоциональную часть таких ситуаций. Что придавало им лоск и элитарность.
Высшие классы римлян быстро пристрастились к подобным экзерсисам и стали сами активно использовать их, подражая греческим героям, где один из партнеров обычно умудренный годами муж, а второй – пылкий и романтичный юноша.

Но в отличие от эллинских норм, семейные римляне, уличенные в общении с юными фаворитами, общественно порицались, так как это могло разрушить институт семьи и гомосоциальность, когда уважаемый семьянин и отец мог иметь молодого партнера-мужчину, в Риме не прижилась, в отличии от Афин.

В этот период в римском обществе еще идет борьба между консерваторами, отстаивающими традиционные ценности и их более либеральными оппонентами.
Тацит например высмеивал и резко осуждал «греческие страсти», а Цицерон, напротив, питал весьма пылкие чувства к своем помощнику, о чем сообщал в публичных стихах.

 

Кадр из спектакля "Калигула"

Кадр из спектакля "Калигула"

Третий этап пришелся на период упадка Рима.

Близкие контакты с ближневосточными культурами, где оргиастические культы и мужеложество имело давние корни, окончательно изменило Рим, в сторону максимальной свободы нравов.

Эдуард Гиббон, автор блистательной «Истории Рима», пишет, что лишь император Клавдий имел «обычные» пристрастия, направленные на женщин, среди всех императоров и это рассматривалось как странный курьез и без того, не самого уважаемого императора.

Императоры Адриан и Траян настолько были ярыми гомосексуалистами, что даже воздвигали памятники своим фаворитам по всей империи!
В это же время, прежняя традиция считать пассивных мужчин менее достойными уходит в небытие и перестает осуждаться, равно как и падают границы возрастных норм.
Теперь вовлечение в сексуальную жизнь детей и стариков не считается постыдным и преступным.
Моральным становится лишь доминирование мужчины в политике, военном деле и сексе, его статус и решительность определяют, моральны ли отношения с ним, без привязки к полу партнера. То есть, сношения патриция и раба, где патриций явно пассивен - аморальны, где патриций активен или отношения с равным - это добродеятельно.

Массовыми становятся практики изнасилования и принуждения к сожительству рабов и военнопленных.

Апофеозом становится феномен массовых оргий, которые появляются при Нероне, где практиковались все известные формы девиаций, а синонимами крайней распущенности стали имена императора Калигулы и Мессалины. Массовые соития происходили во время праздников, а в высшем свете были постоянным элементом жизни.
В итоге, оргии все же были запрещены в Риме, как крайне разрушительный для социума феномен, но в остальном, Рим, на современный взгляд, являл собой зрелище крайней аморальности.

 

Что касается женщин, то их сексуальная жизнь была жестко регламентирована и подавлялась маскулинной этикой Рима. Она могла стать куртизанкой, это дало бы ей многие привилегии, но будучи женой, она не могла воспрепятствовать изменам партнера и его контактам с рабами. Её роль составляла значимость лишь в рождении детей.

В случае измены жены с рабом, обоих приговаривали к смерти, измена со свободным человеком давала мужу право сначала изнасиловать любовника, а потом убить обоих.
Изнасилование же женщины вне брака и низкого статуса не являлось преступлением, изнасилование женщины состоящей в браке и равного статуса, делало виновной саму женщину! В случае развода, дети оставались у мужа.
Естественно, такие нормы закона, на наш взгляд кажутся чудовищными.

Христианство, резко осуждающее римские нравы, дало женщинам право на любовь, на верность мужей и статус более высокий, чем любовница рожающая мужчине детей.
Поэтому среди женщин оно распространялось гораздо быстрее, а также среди более экономически и сексуально эксплуатируемых слоев общества, которые максимально страдали от римской распущенности нравов.
Конец этой эпохи настал одновременно с падением Рима.
Германцы – готы, вандалы, а затем лонгобарды, постоянно занимавшие Италию, характеризовались крайне холодной сексуальной жизнью, по мнению римских авторов, этот стиль они принесли с собой, став фактическими хозяевами империи.
Большие потери населения в войнах, тяжелые условия жизни, культурное доминирование варваров заставило римлян позабыть свои сексуальные пристрастия, а христианство сделало их греховными и запретными.