Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Хашар - монгольские смертники

 

Не самым блистательным эпизодом для истории завоеванных монголами народов, стало их участие в хашар – специфических монгольских подразделениях.
Изобретение хашара не принадлежит монголам, эта практика известна самых древних времен, но именно им удалось поставить его в невероятно механистическую форму, страшную по степени своей эксплуатации и эффективности!

Изначально, хашар это арабский термин, означающий «благотворительный труд»,например добровольная помощь мусульман в строительстве мечетей, или городских стен. Хотя первые использования хашар в войне известны у китайцев, тангутов и чжурченей.
Монголы, ознакомившись с явлением, поняли его по своему, используя хашар в качестве живого щита и бесплатной рабочей силы и довели его до совершенства.

…Когда подошло войско , то взять крепость сразу не удалось, благодаря тому что стрелы и камни не долетали до неё.
Туда погнали в хашар молодых мужчин Ходженда и селений, которые были уже завоёваны, пока не собралось пятьдесят тысяч человек хашара [местного населения] и двадцать тысяч монголов. Их всех разделили на десятки и сотни. Во главу каждого десятка, состоящего из тазиков, был назначен монгол, они переносили пешими камни от горы, которая находилась в трех фарсангах, и ссыпали их.
— Рашид ад-Дин о борьбе монголов с Тимур-меликом

Практика стала настолько распространенной, что хашар мог составлять до трети войска монголов, комплектующийся из пленных.

Вся огромная армия несчастных гналась на убой впереди войска, чтобы истощить запасы стрел противника, использовалась в осадах крепостей, для тех же целей, делала подкопы и оказывала всяческие обслуживающие функции.
Излишне говорить, что когда обороняющиеся видели соплеменников, в стане врага, которых те гонят впереди себя, их охватывала нерешительность, чем монголы пользовались, часто составляя хашар из детей и женщин.

Об отношении монголов к хашар излишне говорить, но показателен пример:
Когда русские пленные целый день строили осадные башни для монголов, копали мерзлую землю для лагеря, а потом попросили еды, монголы пришли в бешенство. Они сказали русским, что их кони служат им, но есть не просят, а сами ищут себе пищу!

Хашар копировал монгольское войско: разделялся на десятки, под руководством тазиков из числа монголов, которые следили за порядком и выполнением работ, нередко убивая весь десяток за плохое качество.

Как правило, хашар сгонялся во время осады из пленных и местных жителей, они рыли площадки для катапульт, строили осадные башни, засыпали рвы. А когда работы были завершены, хашар гнался вперед с таранами или становился мишенями для катапульт врага.

«Татары гнали пленных под прикрытиями-домами вроде таранов, сделанных из дерева и прикрытых шкурами. Если пленные возвращались, не доставив прикрытия к стене, им рубили головы. Поэтому они были настойчивы и наконец пробили брешь»

Степень безжалостной эксплуатации была запредельной, фактически, те кто не успел убежать из округи будет убит либо в составе своей армии, либо в составе хашар.

«Всякий раз при наступлении на большие города сперва нападают на маленькие города, захватывают население, угоняют и используют на осадных работах. Монголы отдают приказ о том, чтобы каждый конный воин непременно захватил десять человек.
Когда людей достаточно, то каждый человек обязан взять сколько-то травы или дров, земли или камней. Татары го­нят их день и ночь; если люди отстают, то их убивают. При этом тата­ры не щадят даже десятки тысяч человек. Поэтому при штур­ме городов и крепостей они все без исключения бывают взяты. Когда городские стены проломлены, татары убивают всех, не разбирая старых и малых, красивых и безобразных, бедных и богатых, сопротивляющихся и покор­ных, как правило, без всякой пощады.
Всякого, кто при при­ближении противника не подчиняется приказу о капитуля­ции, непременно казнят, пусть даже он оказывается знатным»

Еще одним способом использовать хашар стало выманивание защитников из крепости.
Монголы прятали основное войско в засаде, а хашар с плохим оружием выгоняли в поле, перед крепостью, надеясь, что жалкий вид заставит защитников попытаться сделать вылазку и открыть ворота.

Это было сделано при осаде Самарканда, защитники вышли из крепости, намереваясь начать бой, но когда подошли ближе, то из хашар послышались предупреждающие крики, но было уже поздно – монголы оказались в тылу и убили и весь хашар, и всех защитников.

 

Ирония судьбы для хашар состояла в том, что их нередко приписывали к войску багатуров – отборным подразделениям тяжелой конницы. Элита монгольского войска осуществляла контроль над хашаром и отправляя его в бой впереди себя, что существенно сглаживало свои потери.

При взятии Ходжета численность хашара составила более 50 тысяч человек!

Еще одной функцией хашар стало использование их как квалифицированной рабочей силы, в западном походе Бату.
Везти с собой осадные машины не было возможности и это бы чудовищно удлиняло время в пути и лишало монголов фактора внезапности.
Поэтому в войске всегда находились китайские и хорезмские инженеры, чтобы когда войско подойдет близко к городу, инженеры могли прямо на месте строить осадные машины с помощью хашар из местных жителей и пленных.

Излишне говорить, что даже отличившийся в бою хашар не мог получить иной благодарности, кроме как прожить еще один день в рабстве.

Во всех завоеванных царствах они без промедления убивают князей и вельмож, которые внушают опасения, что когда-нибудь могут оказать какое-либо сопротивление. Годных для битвы воинов и поселян они, вооруживши, посылают против воли в бой впереди себя. Других же поселян, менее способных к бою, оставляют для обработки земли, а жен, дочерей и родственниц тех людей, кого погнали в бой и кого убили, делят между оставленными для обработки земли, назначая каждому по двенадцати (В «по десяти».) или больше, и обязывают тех людей впредь именоваться татарами.
Воинам же, которых гонят в бой, если даже они хорошо сражаются и побеждают, благодарность невелика; если погибают в бою, о них нет никакой заботы, но если в бою отступают, то безжалостно умерщвляются татарами. Потому, сражаясь, они предпочитают умереть в бою, чем под мечами татар, и сражаются храбрее, чтобы дольше не жить а умереть скорее.
На укрепленные замки они не нападают, а сначала опустошают страну и грабят народ и, собрав народ той страны, гонят на битву осаждать его же замок.
О численности всего их войска не пишут вам ничего, кроме того, что изо всех завоеванных ими царств они гонят в бой перед собой воинов, годных к битве.

Поистине жесточайшая и бесчеловечная практика, построенная с азиатской бесстрастностью и эффективностью!