Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Крестовый поход на славян

 

 

Немецкие рыцари

 

Кто и почему атаковал славян?

Принято считать, что крестовые походы европейских рыцарей проходили только в южном направлении, против мусульманских правителей Ближнего Востока. Однако, крестовые походы нередко были направлены и на Восточную Европу, против славянского населения современной Германии, Чехии и Польши. Об этом широко не упоминается в истории западных стран, вероятно по причине неудачных результатов кампании, да и в отечественной истории момент такого масштабного и многовекового противостояния освещен крайне скудно, по сравнению, например, с известной Невской битвой князя Александра, которая, если смотреть трезво была гораздо менее значительным событием, на уровне приграничной стычки…

Предыстория и основания конфликта были предельно ясны: христианские государства Европы нуждались в дополнительных землях и применению сил для многочисленного сословия военной аристократии, а теоретическую основу для экспансии подводила церковь, которая также нуждалась в новой пастве. Учитывая, что Ближний восток был уже занят, круг возможной ближайшей територии для экспансии, сузился до земель славян, которые были важным участком в тогдашней мировой торговле из Азии в Северную Европу.

Эти племена относятся к группе западных славян и в целом, они находились на сравнительно более высокой ступени общественного развития чем наши предки -восточные славяне, у них лучше сохранилась мифология, действовал мощный жреческий класс, они достаточно быстро приняли современные формы правления наладив успешную торговлю. Кроме того, длительное соседство с воинственными германцами и балтами, сделало славян умелыми воинами, способными дать отпор даже прославленным рыцарям.

Однако со времен франков Карла Великого земли полабских славян постоянно атаковывались с запада и если во время войны Карла с саксами, славяне и саксы, будучи язычниками, действовали заодно, так например войско франков направленное на лужицких сербов был разбито саксами, то после завоевания и христианизации всех германских племен, язычники-славяне стали единственной мишенью для военной и религиозной экспансии в регионе. На протяжении нескольких веков славяне сражаются с немцами и датчанами, то теряя свои земли, то отвоевывая их вновь, а со временем славяне начинают сами делать набеги на земли христиан и часто весьма успешные, так например Дания некоторое время платила дань столице славянского племени ругов (рарогов) городу Арконе.

До сих пор множество названий в Германии говорит об их славянском происхождении, так например Хеймниц (Каменец), Лаузиц (Лужиц), Любек, Росток, Ратцебург (Ратибор),Цоссен (Сосны),Бранденбург (Бранибор) и многие другие несут следы уничтоженного славянского мира.

 

Славянская Европа к 10 веку

Славянская Европа к 10 веку

Начало экспансии на восток

Итак, к 1147 году славянские земли стали лакомым куском для немецких и датских крестоносцев, которые под прикрытием обращения в христианство запланировали поход на Эльбу и Одер. Мечи и копья германских завоевателей нацелились на нового врага, а государи стали готовится к походу на Восток.

Поводом, формальным и мелким, стало то, что знаменитый аббат св.Бернард Клервосский призывал открыть крестовый поход в Палестину, но саксонские князья отказались последовать его призыву, ссылаясь на то, что они у себя дома ведут войну против язычников-славян и не могут оставить такого опасного врага без внимания своих воинов. Тогда возникла идея облечь в форму крестового похода и борьбу с славянами.
Дескать начнем поход с родным пределов!
Бернард Клервосский – идеолог тогдашнего христианского мира вдохновился идеей и стал его проповедовать со всей силой своего знаменитого красноречия.

И 19 марта 1147 г. во Франфуркте он обнародовал особое воззвание, в котором призывал христиан «вооружиться» против язычников-славян, преисполненных дикости и богопротивных по духу, чтобы «или совершенно искоренить их или обратить в христианство». Участникам этого своеобразного внутриевропейского крестового похода Бернард обещал такое же «прощение грехов, что и тем, которые направлялись в Иерусалим». Его совершенно не смущал тот факт, что формально, многие полабские славяне приняли веру Христову. Хотя, как и саксы, нередко забывали её, как только германские войска уходили восвояси.
Через месяц папа Евгений Третий одобрил этот проект и благословил его в своей грамоте со словами:
«Ныне же предпринимается поход против Славян и других язычников севера, дабы с Божьей помощью подчинить их всех игу веры Христовой… На тех кто выступает в поход на Славян распространяется право, как и на крестоносцев двинувшихся ко гробу Господню.»

Такая организация и щедрые посулы быстро привлекала под свои знамена многих продавцов меча, часто весьма далеких от собственно рыцарских орденов.
Большую роль в организации похода играли немецкие феодалы Генрих Лев и Альбрехт Медведь, стремившиеся окончательно поработить, силами крестоносцев, славян за Лабою, как ранее они поступили со славянами-варгами, приведя их к смирению огнем, мечом и крестом.

В походе принимали деятельное участие епископы славянских областей, вынужденные после славянских восстаний конца X и начала XI вв. покинуть свои епархии.
К походу примкнули датчане, терпевшие от славянских набегов, бургундские, а также, к сожалению, «братские», а тогда чаще «вражеские» чешские и польские феодалы, братья по крови славянам, но не по вере

 

Дружина западных славян (реконструкция)

Дружина западных славян (реконструкция)

 

Стальная армада наступает и проигрывает

Под знаменами с изображением красного креста, вписанного в красный круг – символа войны Христа во всех языческих землях, крестоносцы в конце июня двинулись в поход из Магдебурга. Стальная колонна войск шла двумя армиями к землям славян, чтобы в конце похода взять в смертельное кольцо врага.
Рыцарей ждали новые земли и Царствие Небесное для павших братьев.
Ориентировочно южная армия насчитывала 60 тысяч человек, серверная 40 и датская часть войска должна была плыть по морю, с числом воинов более 100 тысяч.

Безусловно, такие цифры чудовищно завышены, но это отражает факт того, что для летописцев число участников похода представлялось гигантским, а враг серьезным и страшным!


Однако со стороны славян их уже ожидали.
Князь славян-ободритов Никлот получив слухи о грядущем походе, еще до выступления крестоносцев, обратился за помощью к соседям.

Как редко это случается в нашей истории, но все, кого он звал, пришли на помощь!
Даже враждовавшие тогда с Никлотом славяне-руги острова Руян прислали воинов и выставили свой мощный флот в Балтийском море.
Датские войска шли по морю, почти достигнув цели, были встречены флотом ругов под стягами с изображением сокола .
Несмотря на подавляющий численный перевес, датский флот был разбит, королевский корабль правителя Кнута был затоплен, а спасшиеся датчане выплыли на берег и донесли соучастникам весть о гибели флота, после чего датская часть крестоносцев покинула войско и вышла из коалиции.

Тем временем, по суше, армия Альбрехта Медведя вторглась в земли лютичей и поморян и заняла города Хоболин (ныне Хафельберг) и Мальхоф, разорив там большое языческое капище, после чего осадили крепость Дымино (ныне Деммин) и крупный город Шецин (ныне Штетин).
Но первые же приступы принесли рыцарям столь большие потери, что крестоносцы утратили начальный воинский пыл и заняли осадные позиции.
Подставлять головы под стрелы, кипящую смолу и камни не хотелось никому.

Местные же жители установили на стенах кресты и с башен взывали к находящимся в войске епископам с укором в том, что несколько лет назад славяне здесь были крещены и те тем самым ведут братоубийственную войну.

Летом 1148 года, не добившись существенных успехов, поняв бесперспективность дальнейшей войны и вняв доводам осажденных крестоносцы и поморянский князь Ратибор подписали договор о мире и признав в друг друге христиан поклялись вместе бороться за веру. Осада была снята и еще одна часть войска Христова покинула поход.

 

Памятник князю Никлоту

Памятник князю Никлоту

 

Победная хитрость Никлота

Вторая армия под водительством 18-летнего Генриха Льва подошла к городу Добину, в котором правил Никлот. Князь созвал жителей на сход и приказал строить укрепленную стену и готовить убежища на случай долгой осады.
Однако до того, зная о грядущем походе, он провел блестящую по своим успехам и смелости операцию
Он захватил налётом с моря и предал огню богатейший немецкий город Любек, вместе с торговыми кораблями в гавани. Затем он послал крупный отряд всадников в земли истребленных славян-варгов,которые заселялись немецкими поселенцами.
Конница была неудержима и жестка, славяне зверски уничтожили всех, кроме подданных саксонского графа Альберта Голштинского, поддержавшего поход.

После чего, на саксов в войске рыцарей пало подозрение в сговоре со славянами, нарастали недоверия и споры между ними и прочими немецкими крестоносцами. Внутри войска накалялась обстановка, а саксы были отстранено от важных решений и операций.

Диверсия Никлота же прошла без потерь для его воинов и взбешенные крестоносцы ринулись в земли с удвоенной силой,чтобы покарать всех кого встретят на своем пути.
Но Никлот снова успел отвести удар, применяя тактику «выжженной земли» - выжигая посевы, отравляя колодцы он обрекал рыцарей на голод, его же люди запирались в крепостях с запасом еды на долгий срок и большим количеством воинов.

Славяне прекрасно научились строить замки, по подобию рыцарских, занимая еще оставленные кельтами военные укрепления, захватить их очень сложная задача, о которую сломают зубы много позже, даже такие мастера осад, как татаро-монголы!

С большими силами ожидая осады у себя в Добине, Никлот слышал, что руянские славяне разбили флот датчан, а их короли Свен и Кнут увели домой остатки своих войск.
После дезертирства данов и конфликтах в немецких рядах, оставшиеся под Добином саксы задумались о бесперспективности похода, об опустошении земли, которая платит дань саксам.

Хронист Гельмольд сообщает, что саксы
«начали медлительно вести войну и облегчать осаду скрытыми перемириями. Ибо каждый раз, как в схватке славяне оказы­вались побеждёнными, войско воздерживалось преследовать беглецов».
Никлот же не прекращал произ­водить вылазки малыми силами из осаждённой крепости, изматывая рыцарей, вскоре в крестоносном войске стали наблюдаться усталость и даже разложение: оно просто не хотело воевать и жаждало вернуться на родину.

«Так,— с иронией заключает Гельмольд,— большой этот поход разре­шился малою пользою. Ибо тотчас же потом (славяне) стали действовать хуже прежнего: ни крещения не признавали, ни воздерживались от ограбление данов»

В итоге, скоро осада была снята, пленные были освобождены, вероятно состоялось подписание мира и символическое обращение в христианство.

Невиданные силы рыцарей были частично разбиты, частично измотаны долгим ожиданием и партизанской войной.
Крестовый поход оказался бесплодным. Не были завоеваны новые земли, войска потерпели огромный урон, а славяне приняв формальное крещение так и остались язычниками.

Ни славы, ни победы,ни грабежа...
И только к 14 веку полабские славяне были окончательно онемечены, но заслуга в том уже не сколько меча, сколько торговля и постепенная ассимиляция более малочисленных славян.