Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Черные ядовитые дожди Чернобыля

Оцените эту статью:  

Черные ядовитые дожди Чернобыля

 

Сериал "Чернобыль" отметился не только блестящим сюжетом и невероятной точностью деталей. Однако он не упомянул об одном неудобном факте, который не менее ужасен, чем молчание советского руководства в первые дни аварии. Речь о том, что радиационные тучи в конце апреля 1986 года двигались в сторону Москвы.

Двадцать лет власти СССР (а затем и России) скрывали чудовищное происшествие. Скандал разыгрался только в 2007 году, когда выяснились потрясающие подробности событий 1986 года. 23 апреля 2007 года британская газета «Daily Telegraph» опубликовала статью Ричарда Грэя «Как мы вызвали чернобыльский дождь».

Российские военные летчики рассказали, как они разгоняли тучи, чтобы защитить Москву от радиоактивных осадков после ядерной катастрофы в Чернобыле в 1986 году. Майор Алексей Грушин несколько раз поднимался в небо над Чернобылем и Беларусью, где использовал снаряды с йодистым серебром, чтобы радиоактивные частицы, летевшие в сторону густонаселенных городов, пролились дождем.

«Ветер дул с запада на восток, и радиоактивные облака грозили дойти до густонаселенных районов: Москвы, Воронежа, Нижнего Новгорода, Ярославля», – рассказал Грушин в документальном фильме BBC под названием «Теория супершторма» (The Science of Superstorms, 2007). «Если бы дождь выпал над этими городами, это была бы катастрофа для миллионов. Район, где мой отряд активно собирал тучи, располагался возле Чернобыля, не только в 30-километровой зоне, но на расстоянии в 50, 70 и даже 100 км».

Сразу после катастрофы на чернобыльском ядерном реакторе жители Беларуси сообщили, что в районе Гомеля выпал дождь черного цвета. Незадолго до этого в небе были видны самолеты, кружившие над облаками и сбрасывавшие над ними какие-то разноцветные вещества.

Москва всегда отрицала, что после катастрофы использовался разгон облаков. Но на 20-ю годовщину катастрофы майор Грушин оказался в числе награжденных. По его словам, он получил награду за то, что разгонял облака во время ликвидации последствий чернобыльской аварии. Второй советский пилот, который просил не называть его имени, также подтвердил в программе, что уже спустя два дня после взрыва началась операция по разгону облаков.

Британец Алан Флауэрс, первый западный ученый, которому разрешили поехать в данный район для замера радиоактивных выбросов в районе Чернобыля, говорит, что в результате выпадения осадков население Беларуси подверглось облучению в 20-30 раз больше допустимого. От радиации сильно пострадали дети. Флауэрс был выслан из Беларуси в 2004 году после заявления о том, что Россия устроила радиоактивный дождь (его выслали и включили в список невъездных). Он заявляет: «Местные жители говорят, что их не предупредили перед началом проливного дождя и выпадением радиоактивных осадков».

После такой статьи может возникнуть вопрос: а как вообще можно вызвать дождь? Смысл технологии достаточно прост: сосредоточение частиц влаги в облаке ведет к появлению осадков, рассредоточение — к невозможности их образования. Если вы хотите не допустить дождя, то следует рассредоточить влагу в облаке — для этого достаточно несколько раз пролететь через него на самолете. Но если вы хотите вызвать дождь, то для этого нужно вызвать конденсацию влаги, для чего отлично подходят пары (пыль) серебра, провоцирующие образование дождевых капель. Этот метод успешно использовали в США еще в 18 веке, когда разжигали костры, дым которых содержал мельчайшие частицы серебра. Когда речь идет о распылении азотно-кислого серебра, это означает только вызывание дождя.

Облако раскаленной пыли, поднятое огнем атомного пожара на чудовищную высоту, при ясной погоде могло оставаться в воздухе неопределенно долго. А вся проблема была в том, что траектория движения этого облака указывала в сторону Москвы. И усугублялась проблема тем, что по мере его приближения к Москве погода была как раз не ясной — шел грозовой фронт. Специалисты (и даже не специалисты) были обязаны понимать, что именно там, в этом грозовом фронте перед Москвой и над Москвой это пылевое облако и должно быть смыто на землю осадками.

В 1986 году в СССР существовало две службы воздействия на погоду: гражданская и военная. Тот факт, что разгоном облаков над Беларусью занималась не гражданская служба, а именно военная, уже показывает, что акция была секретной, не подлежащей огласке.

Под угрозой радиоактивного заражения оказались густонаселенные области: от Каспийского моря до Москвы, включая саму столицу. Нужно было что-то делать, и делать очень срочно. «Остановить» радиоактивный ветер вертолеты не могли. Для этих целей было принято решение использовать специальные бомбардировщики отряда «Циклон».

Официально Ту-16 «Циклон» называли метеолабораторией. Хотя логичнее назвать этот самолет метеорологическим бомбардировщиком. И машина, и условия эксплуатации были уникальными. Ту-16 в своей, так сказать, повседневной жизни известен в мире под названием Badger – «Барсук». Это первый советский серийный дальний бомбардировщик со стреловидным крылом. Для своего времени «Барсук» был серьезным «зверем»: нес ядерные бомбы и ракеты, вооружен семью пушками, развивал скорость до 990 км/ч и имел практический потолок около 12 тысяч метров. Гражданская версия бомбера миру известна как авиалайнер Ту-104.

Часть артиллерии с самолетов сняли, в бомбоотсеке разместили так называемый комплекс кассетных держателей спецсредств: «Представлял этот комплекс собой 940 стволов калибра 50-мм. Снаряжался специальными патронами, начиненными йодистым серебром. Чтобы вам было легче представить эффективность этой системы, скажу, что одного патрона хватало для того, чтобы сделать «дырку» в облаках радиусом в полтора километра (облако на полтора километра выпадало мгновенно дождем на землю, очищаясь от влаги)».

Разрабатывались специальные метеорологические бомбы, но от них по каким-то причинам отказались. Зато на балочных держателях под крылом Ту-16 подвешивались контейнеры для распыления цемента марки «600». «Но цементом его можно было назвать условно,» – продолжает рассказ бывший летчик. «Вещество фактически тоже являлось химическим реагентом. Цемент, как и патроны с йодистым серебром, предназначался для рассеивания облаков (мгновенного выпадения в виде осадков).

Работа была каторжной. В среднем летали два-три раза в неделю. Каждый вылет длился около шести часов. И, как правило, в стратосфере, то есть в масках. Экипаж дышал смесью, наполовину состоящей из чистого кислорода. После такого шестичасового «кислородного коктейля», по словам летчиков, на земле каждый выпивал по ведру воды – и никак не мог напиться».

На борьбу с «чернобыльскими тучами» летали оба экипажа отряда «Циклон», но всегда на одном и том же Ту-16. Летчик рассказывает о работе буднично, как о полетах на метеорологические эксперименты: фиксируется зарождение циклона, команда на вылет, замеры, галсы, активное воздействие. По форме эти полеты мало чем отличались от рутинных. Только на этот раз они вылетали навстречу радиоактивным циклонам. Где именно происходило «воздействие» на облака? Скажем так: еще не все в этой истории рассекречено. Когда-нибудь узнаем. Но расширение очагов заражения удалось остановить.

«Битва нашего «Циклона» с «ядерными» циклонами прекратилась в декабре 1986-го – после того как выпал первый снег и укрыл радиоактивную пыль. Мы тогда по молодости легкомысленно относились к радиации и к облучению. Нам ведь толком никто не объяснял, как обращаться с дозиметрами, как фиксировать облучение. Первый раз серьезное отношение к этой проблеме мы ощутили на аэродроме Белая Церковь. Это случилось почти через год после катастрофы, в апреле 1987-го. Как нас там встречали и как от нашего самолета разбегались техники с дозиметрами, я уже рассказывал. Что показали их приборы — я не знаю, но принимать у нас пистолеты и парашюты на этом аэродроме наотрез отказались. Сначала даже не хотели селить экипаж в гостиницу. Потом все-таки поселили, но выделили отдельное крыло, откуда все тут же ушли. Самолет мыли с утра до вечера недели две. Вроде бы отмыли».

Отряд расформировали в 1992 году. «Чернобыльский» бомбардировщик к тому времени отлетал свой ресурс и стоял «на приколе» в Чкаловском. Про «радиоактивный» самолет откуда-то прознал местный «Гринпис». По легенде, «зеленые» приехали на аэродром, пробились к командиру, закатили скандал. После этого «тушку» утилизировали.