Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Оцените эту статью:  

Крепостные мучилища | Как наказывали русских крестьян

 

Как любят вопить квасные патриоты, крепостное право - это совсем не рабство, а ПРАВО! Поэтому нельзя их сравнивать и очернять нашу великую историю.
Ну что же, сравнивать и не будем, просто расскажем о том, какими методами владельцы "русских душ" приводили оные к покорности и повиновению.

Соборное Уложение с 1649 года закрепило за крестьянами их право на отсутствие прав, а за помещиками и вообще любыми обличенными властью людьми, право на физическое насилие.
Жестоко порицалось лишь убийство крестьянина, но такие случаи крайне редко доходили до суда и там спускались на тормозах, поэтому угнетение приобрело характер экономической, физической и сексуальной эксплуатации.

Звери алчные, пиявицы ненасытные, что мы крестьянину оставляем?
То, чего отнять не можем, воздух. Да, один воздух. Отьемлем нередко
у него не токмо дар земли, хлеб и воду, но и самый свет.
А. Н. Радищев. "Путешествие из в Москву"

К 1861 году крепостных крестьян было 23 миллиона человек из 60 миллионов населения России, то есть более половины подданных империи было лишено прав. Еще 30 миллионов человек относились с государственным людям, то есть были приписаны к казне, но по сути не отличались от крепостных.
Юридически они отличались от африканских рабов двумя признаками: они содержали себя сами, выращивая пропитание для себя и для барина, в отличие от негров, которых кормил хозяин, а также по закону их нельзя было чрезмерно притеснять, но эта норма де-факто не работала.
В самых жутких случаях, помещикам давали смехотворные наказания.

 

Помещица Белорукова забила насмерть просмоленной веревкой крепостную девочку 9-ти лет, процесс затянули так, что информации о наказании не нашлось, было ли оно?!

Кроме того, у помещика было право на бессрочный розыск крестьянина. Что делало жизнь последнего полностью перечеркнутой в случае побега! Искать будут всю жизнь и если найдут, то кара будет с жестокостью палачей. Оттого беглые уходили в сибирскую глушь, на Кавказ, бежали в Польшу или Литву за тысячи верст, иначе не спастись.

Помещик Николай Струйский из Пензы собрал в имении целую коллекцию пыточных инструментов, что само по себе не было удивительным. Он прославился "домашним тиром", где его рабы бегали по огороженной территории и крякали как утки, а помещик и его друзья стреляли забавляясь.
В ходе таких забав, помещик убил около 200 человек.

Праздность и безделье породили у помещиков графоманию, которая оставила множество трудов по управлению имением и крепостными в нем. Например «Журнал домового управления» — тетрадь, в которую заносились хозяйственные распоряжения одного помещика начала 19 века. Здесь на крепостных за каждую мелочь сыпались плети сотнями, розги — тысячами ударов; было строго дифференцировано отношение удара плетью к удару розгой: удар плетью равняется 170 розгам.

Автор тетради жил в Москве, где проживало несколько его дворовых людей на оброке или в обучении мастерствам. Всякий праздник эти дворовые должны были являться в дом господина на поклон; за неявку назначена тысяча розог.
Наказанный тяжко мог ложиться в господский госпиталь; впрочем, было определено точно, сколько дней каждый наказанный мог лежать: срок зависел от количества ударов. Наказанный 100 плетьми или 17 тыс. розог мог лежать неделю; получивший не более чем 10 тыс. розог — полнедели. Кто лежал более, того лишали хлеба и вычитали соответствующую долю его месячного жалования.

Вообще строгой причины для битья не было, били как за настоящие проступки, так и за мелочь, например плохо чешет пятки или мало собрали земляники в лесу. Все зависело от прихоти барина.
Но законом четко регламентировалось избиение всех старших членов каждой семьи за укрывательство беглых крепостных.

Перед самой отменой крепостного права, телесные наказания максимально смягчили: розги — до 40 ударов, палки — до 15 ударов, заключение в сельской тюрьме до 2 месяцев и в смирительном доме до 3 месяцев, отдача в арестантские роты на срок до 6 месяцев.
Но назвать даже десяток калечащих ударов смягчением довольно сложно...

Дворовую Прасковью Ларионову забили на глазах помещицы Салтыковой, которая на каждый стон жертвы поминутно выкрикивала: «Бейте до смерти»! Когда Ларионова умерла, по приказу Салтычихи ее тело повезли хоронить в подмосковное село, а на грудь убитой положили ее грудного младенца, который замерз по дороге на трупе матери.
Надо сказать, что Салтычиха в своем садизме поразила даже прочих и было осуждена самой Екатериной, проведя 33 года в яме монастыря.

Но все же, Салтычиха была крайней степенью, маньяком своего времени, более умеренным же тиранам все сходило с рук...

Злосчастная моя судьба привела меня однажды по соседству с конюшней, где обыкновенно выполняются экзекуции крепостных, провинившихся или даже только подозреваемых в каком-либо домашнем проступке.«Отпустите меня, — выкрикивала молодая девушка, — я больна, и вы не имеете права бить меня в таком положении».
- Я беременна, — говорила другая женщина, — и если станете меня сечь, то лишите жизни ребенка, которого я ношу под своим сердцем.
«Я здесь для того, чтобы вас сечь, а не для того, чтобы выслушивать ваши возражения, — отвечал им суровый экзекутор громовым голосом. — Если бы всех их слушать, все они были бы больны, либо брюхаты. Дальше! поторапливайтесь».
И снова отчаянные крики и удары начали перемешиваться между собой.
Француз И. Руа

Помещичьи и дворянские дети предпочитали лишаться невинности с крестьянскими дочерьми, так как до проституток необходимо было ехать в города, да и крестьянки были более надежным и безопасным вариантом.
Нередко помещики собирали целые гаремы в имениях и щедро делились ими с друзьями или подросшими детьми.
Чудовищное состоит в том, что нередко помещики насиловали не просто крестьянских девочек, но иногда и собственных дочерей от крепостных матерей!

Подробности чрезвычайно разнообразны. Иной помещик заставляет удовлетворять свои скотские побуждения просто силой власти, и не видя предела, доходит до неистовства, насилуя малолетних детей… другой приезжает в деревню временно повеселиться с приятелями, и предварительно поит крестьянок и потом заставляет удовлетворять и собственные скотские страсти, и своих приятелей.
А.П. Заблоцкий-Десятовский

 

"Редкая девушка из дворовых избегала сластолюбивых покушений пятидесятилетнего старика. Сверх того, в одном из флигелей его дома жили шестнадцать горничных… Окна во флигель были загорожены решеткой, двери запирались замками, от коих ключи хранились у Кирилла Петровича. "
Так писал А.С. Пушкин в "Дубровском", в его до цензурной версии, о нравах его современников из дворянских фамилий, сам мало отличаясь от них.

Сопротивлялись ли крестьяне? Безусловно.
Известный содержатель крепостных гаремов Измайлов, однажды устроил попойку и оргию, для чего согнал крестьянок, однако их оказалось мало! Тогда он распорядился пригнать женщин из соседнего села.
Неожиданно, помещичьих охотников из числа дворни, там избили и женщин не дали.
На следующий день, Измайлов со товарищами и дворней, налетели на село и сожгли его, а находившихся на покосе крестьян избили и порубили саблями.

Одну из своих наложниц Измайлов заполучил в 12-летнем возрасте, на десяток лет посадив ее под замок. Когда она попросила о свидании с родными, он приказал всыпать ей 50 плетей.
Ей еще повезло, ведь другую наложницу - Нимфу, он повелел избить розгами, а затем отправить на завод к каторжанам, где она и сгинула.

Закон не давал крестьянину никакой защиты кроме жалобы в глухой и слепой имперский суд, а вот помещику оставлял много вариаций произвола!
Для самых строптивых у помещиков было несколько видов ликвидации:

  • Тайное убийство, когда жертву в тихом месте прикончат подручные барина или кто-то из своих же крестьян, за плату или послабление.
  • Порка за провинность, из-за которой неугодный "случайно" умрет
  • Сдача в рекруты в армию, из которой не было возраста, так как 25 лет службы в постоянных войнах не оставляли шансов.
  • Продажа жертвы другому помещику или сдача его в каторжные работы
  • Наконец, провокация на преступление, с обличением, поимкой, с пытками, выжиганием на лбу и щеках литер статей закона и отправкой в Сибирь.

Ссылать в Сибирь было особенно популярна, из-за закона 1765 года, который зачитывал сосланных за рекрутов. Перед каждым набором, помещик ссылал в Сибирь всех хворых и старых, а также неугодных, за что ему убирали рекрутский долг и не забирали в солдаты более сильных и лояльных.

Сиверс в письме к Екатерине говорит, что во время набора 1771 г. русская армия благодаря этому праву лишилась по крайней мере 8 тыс. хороших солдат. Сиверс высказывает сомнение, дошла ли хотя четвертая часть этого числа сосланных до места. Академик Паллас, путешествуя по Сибири, видел там этих сосланных; многие из них жили без жен и детей, хотя закон Елизаветы запрещал при ссылке разлучать жен с мужьями. Сосланные жаловались Палласу, говоря, что они очень тоскуют по покинутым детям и что если бы они были сосланы с семьями, то считали бы себя в ссылке более счастливыми, чем на родине под рукой землевладельцев. В 70-х годах в Тобольской и частью в Енисейской губерниях таких сосланных с 1765 г. считалось свыше 20 тыс.

 

Граф Визанур - индиец в русском подданстве, выстроил в имении целую мировую карту, с домиками в разных стилях, у которых стояли статуи местных жителей. Гости удивлялись такому диву еще более, когда узнавали, что статуями служили голые живые люди, мужчины и женщины, покрашенные в белую краску. Они, когда граф гулял в саду, часами должны были стоять в своих позах, и горе той или тому, кто пошевелится.

Однажды, во время прогулки Венера ожила и бросила в графа песок, а сзади статуя Геркулеса проломила графу голову дубиной.
Венеру запытали при следствии, Геркулеса после пыток сослали в Сибирь.

Крестьяне бунтовали до сотни случаев за год по всей стране, как правило такие выступления подавлялись дворней помещика, подмогой соседей или местным гарнизоном солдат. Неграмотные, безоружные они слабо понимали, что бунт - билет в один конец и легко соглашались на мелкие уступки помещика "уймитесь, барин раскаялся!", за которыми следовала уже жестокая месть.

Мы мало знаем о мучениях крестьян, так как они не оставляли мемуаров, а судебные дела по ним вершились крайне редко и с большой неохотой.
Однако и помещичьи усадьбы горели нередко...

Финалом расправы с крестьянином от помещика была высылка в Сибирь. Как правило, после пыток, клеймления и суда, это была высшая точка до которой доходили самые упорные и непримиримые.
Только за первые 20 лет 19 века, в Сибирь сослали 4 000 крестьян!
С учетом каторжан и вольных переселенцев в Сибири не только не было крепостного права, но и сформировался субэтнос из потомков людей не терпящих кнута, что отличало сибиряков от русских до времен индустриализации и Великой Отечественной войны.

20 мая 1842 года в России был опубликован указ «О предании суду и наказании Российских подданных, которые будут изобличены в каком-либо участии в торге неграми». Совершившим это преступление грозили наказания, предусмотренные в российских законах за разбой и грабительство на морях.
До отмены крепостного права оставалось еще почти 20 лет...