Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Оцените эту статью:  

Жуткие нравы русских помещиков эпохи крепостного права

 

Крепостное право, как бы не пытались придумать более мягкий эфемизм, оставалось одним из самых жестоких форм рабства, известных в истории.
Права низших сословий исчезали год за годом, повинности росли, а кары все более ужесточались. Это рождало почу для самых отвратительных явлений...

Постепенное закрепощение и ликвидация свобод для большинства населения, завершилась ко временам Екатерины. Кто не успел сбежать на Дон, в Сибирь или на запад, ждало ярмо, кнут и беспросветная нищета.

Очень скоро общественные классы настолько отдалились друг от друга, что стали обладать разными правами, возможностями, налогами и даже говорить стали на разных языках. Знать предпочитала немецкий, а затем французский, податный люд - русский или местные наречия.

Звери алчные, пиявицы ненасытные, что мы крестьянину оставляем?
То, чего отнять не можем, воздух. Да, один воздух. Отьемлем нередко
у него не токмо дар земли, хлеб и воду, но и самый свет.
А. Н. Радищев. "Путешествие из в Москву"

На этой почве, у властного сословия расцвели теории о том, что такое положение вещей единственно правильное, что дало им возможность чрезвычайно злоупотреблять своим положением.

«Четыре стены, до половины покрытые так, как и весь потолок, сажею; пол в щелях, на вершок, по крайней мере, поросший грязью; печь без трубы, но лучшая защита от хо­лода, и дым, всякое утро зимою и летом наполняющий избу; окончины, в коих натянутый пузырь, смеркающийся в пол­день, пропускал свет; горшка два или три (счастливая изба, коли в одном из них всякий день есть пустые шти!). Деревян­ная чашка и кружки, тарелками называе­мые; стол, топором срубленный, который скоблят скребком по праздникам. Коры­то кормить свиней или телят, буде есть, спать с ними вместе, глотая воздух, в коем горящая свеча (здесь Радищев допустил оплошность: свечи были признаком со­стоятельности и употреблялись только богатыми людьми. — Б. М.) как будто в тумане или за завесою кажется. К счас­тию, кадка с квасом, на уксус похожим, и на дворе баня, в коей коли не парятся, то спит скотина. Посконная рубаха, обувь, данная природою, онучки с лаптями для выхода»
А. Н. Радищев. "Путешествие из в Москву"

 

Для барина, его крестьяне представляли несколько выгод: работники, его охрана от разбойников или других дворян, гарем, который можно собрать из крестьянок, а также доход - продавая крестьян семьями или по-одиночке на рынке.
Но были и более вероломные способы, особенно для барчуков и молодых дворян:

Звериная травля не всегда была основной целью помещика, выезжавшего во главе своей дворни и приживальщиков в «отъезжее поле». Часто охота заканчивалась грабежом прохожих на дорогах, разорением крестьянских дворов или погромом усадеб неугодных соседей, насилием над их домашними, в том числе женами

 

Еще больше, физическое насилие касалось крестьянских женщин и девочек, которым просто могли не давать прохода сластолюбивые барин и его дворня.

«Вообще предосудительные связи помещиков со своими крестьянками вовсе не редкость. В каждой губернии, в каждом почти уезде укажут вам примеры… Сущность всех этих дел одинакова: разврат, соединенный с большим или меньшим насилием. Подробности чрезвычайно разнообразны.
Иной помещик заставляет удовлетворять свои скотские побуждения просто силой власти, и не видя предела, доходит до неистовства, насилуя малолетних детей… другой приезжает в деревню временно повеселиться с приятелями, и предварительно поит крестьянок и потом заставляет удовлетворять и собственные скотские страсти, и своих приятелей».
А.П. Заблоцкий-Десятовский

 

Судебная власть не защищала крестьян и вообще у них был обычно свой суд, а дела между классами рассматривались в пользу более высокого. Любые попытки крестьян пожаловаться на невыносимые притеснения со стороны владельцев, согласно законам Российской империи подлежали наказанию, как бунт, и с «бунтовщиками» поступали соответственно законным предписаниям.

Например, крестьяне помещицы Кошелевой неоднократно жаловались на управляющего имением, который не только отягощал их работами сверх всякой меры, но и разлучал с женами, «имея с ними блудное соитие». Ответа из государственных органов не было, и доведенные до отчаяния люди самостоятельно управляющего «прибили». И здесь представители власти отреагировали мгновенно!
Несмотря на то, что после произведенного расследования обвинения в адрес управляющего в насилии над крестьянками подтвердились, он не понес никакого наказания и остался в прежней должности с полной свободой поступать по-прежнему. Но крестьяне, напавшие на него, защищая честь своих жен, были выпороты и заключены в смирительный дом.

 

Каторжане

Каторжане

При Елизавете Петровне обычная цена деревни была по 30 руб. за душу мужского пола. Женские души стоили гораздо дешевле . Отправив крепостных на каторгу или сослав на поселение, помещик имел право оставить у себя их малолетних детей и затем продать. Отпускать их с родителями было невыгодно: государство платило за мальчиков до пяти лет 10 руб., от пяти до 15 лет — 20 руб., а с 15 лет их засчитывали в рекруты. За девочек — полцены. Дети рекрутов, родившиеся до отсылки отца в военную службу, также оставались у помещика.
Самым прибыльным товаром были выросшие красавицами крестьянские дочери, поэтому их чаще всего отнимали у родителей.

«У одной петербургской вдовы, госпожи Поздняковой, недалеко от столицы было имение с довольно большим количеством душ. Ежегодно по ее приказанию оттуда доставлялись самые красивые и стройные девочки, достигшие десяти—двенадцати лет.
Они воспитывались у нее в доме под надзором особой гувернантки и обучались полезным и приятным искусствам.
Их одновременно обучали и танцам, и музыке, и шитью, и вышиванью, и причесыванию и др., так что дом ее, всегда наполненный дюжиной молоденьких девушек, казался пансионом благовоспитанных девиц. В пятнадцать лет она их продавала: наиболее ловкие попадали горничными к дамам, наиболее красивые — к светским развратникам в качестве любовниц.
И так как она брала до 500 рублей за штуку, то это давало ей определенный ежегодный доход».

Такая практика продержалась даже после отмены крепостного права, когда уже крестьянок удерживали долги перед помещиком, или угрозы расправы, так как дав свободу, крестьянам не дали средств для жизни и многие оставались при помещиках.

«В его доме находятся две цыганки и семь девок; последних он растлил без их согласия, и живет с ними; первые обязаны были учить девок пляске и песням. При посещении гостей они составляют хор и забавляют присутствующих.
Обходится с девками князь Гагарин так же жестоко, как и с другими, часто наказывает их арапником. Из ревности, чтобы они никого не видали, запирает их в особую комнату; раз отпорол одну девку за то, что она смотрела в окно».
Барон Врангель

В 1808 году император издал указ о запрете рабских рынков в России, в 1833 (!) стало очевидно, что закон повсеместно нарушается.
Тогда законом запретили продажу по крайней мере одной семьи с разлучением. Но нравов это не смягчило..

«После обеда полягутся все господа спать. Во все время, пока они спят, девочки стоят у кроватей и отмахивают мух зелеными ветками, стоя и не сходя с места… У мальчиков-детей: одна девочка веткой отмахивала мух, другая говорила сказки, третья гладила пятки. Удивительно, как было распространено это, — и сказки и пятки, — и передавалось из столетия в столетие! Когда барчуки подросли, то им приставлялись только сказочницы. Сидит девочка на краю кровати и тянет: И-ва-н ца-ре-вич… И барчук лежит и выделывает с ней штуки… Наконец молодой барин засопел. Девочка перестала говорить и тихонько привстала. Барчук вскочит, да бац в лицо!.. „Ты думаешь, что я уснул?“ — Девочка, в слезах, опять затянет: И-ва-н ца-ре-вич…»

Всем известна Салтычиха - женщина, очень высокородная, что с ней не связывались даже приближенные императрицы, с явными маниакальными наклонностями, убившая сотни крестьян изуверскими способами, описание которых составит сценарий для фильма ужасов.

Бунтовщиков ведут на каторгу

Бунтовщиков ведут на каторгу

По сути, крестьянская жизнь давала лишь несколько альтернатив: тяжелый рабский труд, 25 лет в армии для постоянно воюющей России, каторга или ссылка в Сибирь, бегство, сыск и опять каторга.
Безысходность часто толкала на насилие и бунт, но систему это не меняло: гибли зверь-помещик, несколько солдат, а бунтовщики, если живы, отправлялись изуродованными в Сибирь.

Измайлов устраивал колоссальные попойки для дворян всей округи, на которые свозили для развлечения гостей принадлежащих ему крестьянских девушек и женщин. Генеральские слуги объезжали деревни и насильно забирали женщин прямо из домов. Однажды, затеяв такое «игрище» в своем сельце Жмурове, Измайлову показалось, что «девок» свезено недостаточно, и он отправил подводы за пополнением в соседнюю деревню. Но тамошние крестьяне неожиданно оказали сопротивление — своих баб не выдали и, кроме того, в темноте избили Измайловского «опричника» — Гуська.

Взбешенный генерал, не откладывая мести до утра, ночью во главе своей дворни и приживалов налетел на мятежную деревню.
Раскидав по бревнам крестьянские избы и устроив пожар, помещик отправился на дальний покос, где ночевала большая часть населения деревни. Там ничего не подозревающих людей повязали и пересекли.

 

20 мая 1842 года в России был опубликован указ «О предании суду и наказании Российских подданных, которые будут изобличены в каком-либо участии в торге неграми». Совершившим это преступление грозили наказания, предусмотренные в российских законах за разбой и грабительство на морях.
До отмены крепостного права оставалось еще почти 20 лет...