Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Скачать сборник рассказов:

Оцените эту статью:  

Сколько стоил крепостной в России?

 

Как бы не пытались замаскировать рабство на Руси и в России до 19 века, называя ее "правом", "системой зависимости", или как блаженно разглагольствует Михалков про "отеческие отношения барина" - суть не меняется.

Крепостное право было жесточайшей формой рабства, когда человек эксплуатировался как работник, как солдат, нередко как сексуальный объект. Все это продолжалось столетиями, за неповиновение следовало показное наказание: порка, вырывание ноздрей, ссылка на каторгу.
Это ничем не лучше рабства африканских рабов, вот только крепостные были согражданами своих угнетателей.
 

Обычной практикой была продажа крепостных.
Ими торговали от нужды в средствах для прокутивших состояние господ, как борзыми щенками, зарабатывая на "разведении", или для разлучения строптивых семей, как вид наказания для перечащих барину.
Вполне допускалось распродать семью по-одному в разные концы страны.

Продавали по договоренности между собой, а со временем процесс упорядочился, появились невольничьи рынки (в Петербурге был один из самых больших), а также давали объявления в газетах, например такие:

«Во оном дворе дворовых людей: Леонтий Никитин 40 лет, по оценке 30 р. У него жена Марина Степанова 25 лет, по оценке 10 рублей. Ефим Осипов 23 лет, по оценке 40 р. У него жена Марина Дементьева 30 лет, по оценке 8 рублей. У них дети — сын Гурьян 4 лет, 5 рублей, дочери девки Василиса 9 лет, по оценке 3 р., Матрена одного году, по оценке 50 к. Федор 20 лет по оценке 45 руб. Кузьма, холост, 17 лет, по оценке 36 рублей. Дементьевы дети.
У Федора жена Ксенья Фомина 20 лет, по оценке 11 рублей, у них дочь девка Катерина двух лет, по оценке 1 руб. 10 к. Да перевезенный из Вологодского уезда из усадьбы Ерофейкова Иван Фомин, холост, 20 лет, по оценке 48 рублей. Девка Прасковья Афанасьева 17 лет, по оценке 9 рублей.»

 

Цена была разной. Учитывалось состояние здоровья, навыки (особо ценились повара), норов и наличие семьи и детей.
Правила купли-продажи крепостных и их цена менялись много раз. В 1782 году, например, годовалая девочка оценивалась в 50 коп., что было дороже свиньи, но дешевле старой лошади. Дороже всего стоили повара, парикмахеры и иные мастера своего дела, а также те, кого продавали в рекруты.
Так что торговля будущими солдатами превратилась в отдельный и самый доходный сегмент человеческого рынка.

Из Европы над российскими чванливыми рабовладельцами смеялись и обвиняли в варварской дикости. По порядкам того времени, торговать иностранцами было можно, а вот своими гражданами- очень дурной тон.

От такого позора, отечественные мастера слова изощрялись в словоблудии, стремясь обелить явление, отказаться от которого было невыгодно.
Доктор права Грибовский придумал объяснение, что-де торгуют не людьми и душами, а лишь обязанностями служить господину!
А кроме того, разум крестьян как у малых детей, отчего отеческая забота барина для них благо и ничуть не дикость!

Кроме того, он приводил примеры, что еще в Древней Руси в рабов превращали многих людей и что это есть наша исконная практика:

  • Воры пойманные на деле становились рабами
  • Наемные работники, бежавшие от хозяина, превращались в рабов
  • Должники-банкроты, которые часто вместо себя продавали своих детей
  • Военнопленные, как инородцы, так и из числа жителей других русских княжеств.
  • Лица вступившие в брак с рабом, сами становились рабами

Цены на крепостных обычно росли, так как от числа рабов зависело благосостояние имения и спрос был довольно велик!
Особенно там, где были тяжелые условия работы и люди чаще умирали от работы: каменотесы, оружейники, медеплавильни.

Так, с давних времен русским оружейникам, числившимся за Оружейной канцелярией, разрешалось покупать до пяти крепостных каждому. Эта мера помогала решить проблему кадров на оборонном производстве.

Крестьян можно было заложить банку за долги хозяина. Но тогда банк их оценивал не более половины стоимости на рынке.
В конце царствования Екатерины был настоящий ценовой бум на рабов - вообще трудно было купить имение дешевле 100 руб. за душу. При розничной продаже здоровый работник, покупавшийся в рекруты, ценился в 120 руб. в начале царствования и в 400 руб.— в конце его.

Самыми дорогими крепостными были те, кто умел хорошо торговать.
Эти люди не только зарабатывали сами, но и отлично кормили самого барина, который просто устанавливал им ежегодный налог и многие гасили его без труда, со временем нередко покупая себе свободу.

Такие талантливые продавцы часто совсем не тяготились своим положением. Статус крепостного снимал с них ответственность, а набег чиновников с целью наживы отбивал родовитый и влиятельный барин.
Складывалась ситуация, как в комедии "Дживс и Вустер", где умный слуга кормит, поит и не дает окончательно все прокутить барину-балбесу.

Единичные случаи, когда самые успешные крестьяне выкупили себя за астрономические суммы, собранные на торговле.
Но чаще бывало так, что барин сам предлагал крестьянам волю, но за очень большие суммы. Пока они собирали деньги годами, цена крепостных возрастала и барин взвинчивал цену еще.
Бывало и так, что ремесленник-крепостной покупал себе мальчика-подмастерье и учил его своим навыкам.
А затем сдавал барину вместо себя и получал вольную!

Как и в прочих торговых сделках, существовали и риэлторы по крепостным вопросам. Они проводили оценку рабов, искали покупателей и проводили сделки массово, особенно на ярмарках, где помимо товаров продавали и людей и торг шел уже оптом.

Только с воцарением Александра I на торговлю людьми начали накладывать некоторые ограничения. Так, в 1801 году император запретил публиковать в газетах объявления о продаже людей. Но рекламоносители и рекламодатели тут же нашли выход: в объявлениях стали писать о сдаче крепостных в аренду.
А в 1808 году прекратились продажи людей на ярмарках.

Дальнейшие ограничения пришлись на эпоху Николая I. В 1833 году было запрещено разлучать при продаже семьи. Затем покупку крестьян запретили безземельным дворянам. А в 1847 году крестьяне получили право покупать себе волю, если их владелец обанкротился.

Дольше всего, покупка рабов держалась в армейской сфере.
Рекрутский набор можно было обойти купив билет (за огромные деньги), дав взятку при наборе и подставив кого-то вместо себя, или вместо своих парней приведя годных купленных.
Их можно было найти среди калек, беглых, бурлаков и прочих не слишком полезных армии людей, но за деньги при наборе на это закроют глаза.
Отдавать своих сыновей на 25 лет, на верную гибель, мало кто желал...

Набор рекрут происходил в устрашающей обстановке и сопровождался злоупотреблениями. Принятым рекрутам для затруднения побега брились лбы или затылки, как каторжникам; на каждого взятого рекрута брался еще один подставной, т. е. заместитель на случай побега рекрута или браковки его военным начальством; рекруты и подставные отправлялись с таким же конвоем, как арестанты

Космические цены на рекрутов, делали этот бизнес очень привлекательным!
Авантюристы скупали целые деревни на окраинах и продавали их в рекруты, а в богатых губерниях (Московской) до половины рекрутов приводили "купленных" вместо себя.
"Отдатчики рекрутов" - так назывались профессионалы этого дела, быстро привлекли внимания властей, так как ухудшали солдатский контингент, с ними пытались бороться, но те лишь усилили конспирацию бизнеса и жили на широкую ногу, щедро поставляя людей в армию.

Отдатчики продолжали работать даже после отмены крепостного права, вплоть до начала 20 века!