Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Чудовищные нравы русского крестьянства

Оцените эту статью:  

Чудовищные нравы русского крестьянства

Деревенская пастораль, добрые и богобоязненные крестьяне, мудрые и справедливые баре, непорочные девы в кокошниках водящие хороводы.
Все это - лубочные картинки крестьянского быта не имеющие никакого отношения к реальности.
Которая иногда была просто шокирующей.

Но сколько произвола таится в этой тишине,которая меня так влечет и завораживает! Сколько насилия! Сколь обманчив этот покой!
Астольф де Кюстин
 

В крестьянской среде были часты очень ранние браки, нередко в 14-15 лет и девочек, и мальчиков уже женили, так как в дальнейшем парни уходили в города на заработки, а к незамужним девушкам часто было повышенное внимание со стороны барина, его челяди и дворни.
Однако скученность жилья, большие потери населения из-за войн, неурожаев, произвола властей и сильных приводили к тому, что уровень нравственности был очень низким.

По наблюдениям П. Каверина, информатора из Борисоглебского уезда Тамбовской губернии, «главной причиной потери девственности и падения нравов вообще нужно считать результатом отхожие промыслы. Уже с ранней весны девушки идут к купцу, так у нас называют всех землевладельцев, на работу. А там полный простор для беспутства».

Замужние и незамужние женщины часто становились жертвами сексуальной эксплуатации со стороны помещика или его сыновей. Мужья или родственники предпочитали не замечать, иначе расправа над ними была бы очень суровой.

Один мемуарист рассказывал про своего знакомого помещика, что у себя в имении он был «настоящим петухом, а вся женская половина — от млада и до стара — его курами. Пойдет, бывало, поздно вечером по селу, остановится против какой-нибудь избы, посмотрит в окно и легонько постучит в стекло пальцем — и сию же минуту красивейшая из семьи выходит к нему…»
В других имениях насилие носило систематически упорядоченный характер. После окончания работ в поле господский слуга, из доверенных, отправляется ко двору того или иного крестьянина, в зависимости от заведенной «очереди», и уводит девушку — дочь или сноху, к барину на ночь. Причем по дороге заходит в соседнюю избу и объявляет там хозяину: «Завтра ступай пшеницу веять, а Арину (жену) посылай к барину»…

Крестьяне были не защищены судом, которые игнорировали прощения "худородных", малейшее неповиновение классифицировалось как бунт и каралось от казни, до ссылки в Сибирь. Что давало возможность господам творить чудовищный разврат.

В.И. Семевский писал, что нередко все женское население какой-нибудь усадьбы насильно растлевалось для удовлетворения господской похоти. Некоторые помещики, не жившие у себя в имениях, а проводившие жизнь за границей или в столице, специально приезжали в свои владения только на короткое время для гнусных целей. В день приезда управляющий должен был предоставить помещику полный список всех подросших за время отсутствия господина крестьянских девушек, и тот забирал себе каждую из них на несколько дней:
«Когда список истощался, он уезжал в другие деревни, и вновь приезжал на следующий год».
«Поселился в селе Смыкове молодой помещик С., страстный охотник до женского пола и особенно до свеженьких девушек. Он иначе не позволял свадьбы, как по личном фактическом испытании достоинств невесты. Родители одной девушки не согласились на это условие. Он приказал привести к себе и девушку и ее родителей; приковал последних к стене и при них изнасильничал их дочь. Об этом много говорили в уезде, но предводитель дворянства не вышел из своего олимпийского спокойствия, и дело сошло с рук преблагополучно».

Кроме того, выход замуж для крестьянки часто означал и приставания свекра! В некоторых губерния это становилось едва ли не нормой, не вызывало особого осуждения, лишь ухмылки и поговорки.

«Нигде, кажется, кроме России, – писал российский публицист В.Д. Набоков, – нет по крайне мере того, чтобы один вид кровосмешения приобрел характер почти нормального бытового явления, получив соответствующее техническое название – снохачество».

 

Снохачество часто устраивалось заранее, когда отец использовал молодость сыновей, чтобы жить с их женами, отправляя тех на отхожий промысел.

Причину этого явления следует искать в особенностях крестьянского быта. Одна из причин – это ранние браки. В середине XIX в. по сведениям А.П. Звонкова, в селах Елатомского уезда Тамбовской губернии было принято женить 12 – 13 летних мальчиков на невестах 16 – 17 лет. Отцы, склонные к снохачеству, умышленно женили своих сыновей молодыми для того, чтобы пользоваться их неопытностью. Другая причина снохачества уже упомянутые выше отхожие промыслы крестьян.

«Молодой супруг не проживет иной раз и году, как отец отправляет его на Волгу или куда-нибудь в работники. Жена остается одна под слабым контролем свекрови».
Из Болховского уезда Орловской губернии информатор сообщал:
«Снохачество здесь распространено потому, что мужья уходят на заработки, видятся с женами только два раза в год

При этом, проституции, как явления, в селах не было. Однако в каждой деревне было несколько женщин, которые оказывали такие услуги за небольшие подарки. Обычно это были вдовы, или жены тех .кого на 25 лет забрали в армию.
Энгельгардт пишет, что кроме вдов и солдаток, множество крестьянок приезжали на ярмарки или большие города, где неделями занимались проституцией, сообщал, что при условиях скрытности, цена тела молодой крестьянки была очень низкой: платок, дешевая брошка и т.п.

«…Выходя замуж в большинстве случаев лет в 17 – 18, к 21 году солдатки-крестьянки остаются без мужей. Крестьяне вообще не стесняются в отправлении своей естественной потребности, а у себя дома еще меньше. Не от пения соловья, восхода и захода солнца разгорается страсть у солдатки, а оттого, что она является невольно свидетельницей супружеских отношений старшей своей невестки и ее мужа».

С другой стороны, дворянское сословие и особенно царский двор, являли собой еще более мрачное зрелище: гаремы помещиков из крестьянок и цыганок, сонмы куртизанок при дворе, гей-сообщества, которые проникали даже в царскую семью... Все это было обыденным делом в империи.

Российский двор в течение XVIII-го столетия представлял пример гнуснейшего разврата, пример, какого не встретишь в истории народов мира. Коварные убийства, прелюбодеяния, государственная измена, клятвопреступление, разврат, - короче, всё, что в «подданных» царствующей династии той классической эпохи наказывалось колесованием и виселицей, пыткой и каторгой, нашло себе самое благосклонное покровительство в развращённых до мозга костей представителях и руководителях несчастного народа. Куда не заглянешь, всюду в летописях той эпохи находишь нравственную грязь и гнуснейший разврат, от которых тошнит всякого непогрязшего в омуте порока и нравственной разнузданности.
А. Степанов. Нов. мат-лы по биографии рос. коронованных особ, сост. на основании заграничных док-в.
Т. VII, Лондон 1895 г.