Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Оцените эту статью:  

Польское восстание против России | Отвага и провал

Нахождение царства Польского в составе Российской империи было очень беспокойным. Поляки, несмотря на послабления и всяческое к ним внимание, норовили взбунтоваться или перестать подчиняться России, при каждом удобном случае.
Слишком еще жива была память о Речи Посполитой, которую Россия, вместе с другими союзниками разделила и поглотила.

 

Красные и белые задолго до 1917

Открытка памяти восстания

Открытка памяти восстания

К декабрю 1863 года, среди поляков получила популярность идея вооруженного восстания против России.
Было достаточно горячих голов, которые готовы были по сигналу начать бунт от Варшавы до Волыни и добившись свободы, восстановить Речь Посполитую в границах 1772 года.

Восставшие делились на "красных" - сторонников вооруженного бунта и "белых" - саботажников, которые призывали протестовать мирными методами. Кроме того, белые леляли надежду получить компенсации за освобождение крепостных, многие были крупными помещиками и оттого отчаянно тормозили процесс.

Поляки контактировали с русскими революционерами, которые также вынашивали планы вооруженной борьбы и добились взаимности.
Русские должны были одновременно начать сопротивление в Центральной России, отвлекая внимание царских войск.
В дальнейшем, освободившись от российского и германского царизма немецких династий, поляки и русские могут свободно слиться в одно государство!
Конечно, об этих грандиозных планах царская охранка прекрасно знала и наводнила агентурой оба крыла заговорщиков.

"Мы с Польшей потому, что мы – за Россию. Мы со стороны поляков, потому что мы - русские. Мы хотим независимости Польши, потому что мы хотим свободы России. Мы с поляками, потому что одна цепь сковывает нас обоих" .
Герцен
Карта восстания в Литве

Карта восстания в Литве

Еще в 1861 году поляки активно распространяли среди русских солдат в Польше свои идеи и им удалось привлечь на свою сторону множество солдат и офицеров. Трех из них царские мастера заплечных дел поймали и повесили, как бы намекая, на исход этих действий заранее.

16 июня 1862 года в крепости Модлин были расстреляны русские офицеры Арнгольдт, Сливицкий и унтер-офицер Ростковский. "Три русских мученика умерли за поляков", – писал Герцен.

"Красные" стали ядром восстания, польский генерал Мерославский запланировал восстановить границы Польши до границ Речи Посполитой, а вот крестьян необходимо не привлекать, да и вообще зря их освободили, а также следует добавить к Польше исконные ее земли Литвы и Беларуси.

Короткий бунт

Восставшие поляки

Восставшие поляки

Поляки пытались получить помощь от Англии и Франции, но им ответили в духе, что у стран есть собственные интересы, идущие наперекор планам поляков, потому помощь оказать не имеем желания.

Когда к власти пришел Александр, режим стал гораздо мягче: полякам дали самоуправление, вернули репрессированных из Сибири, не замечали активного раскачивания ситуации и поляки приняли это за слабость...

Понимая, что Польша скоро запылает, в страну присылают великого князя Константина Николаевича, он должен руководить напрямую, реформами и реверансами утихомирить поляков.
Требования поляков стали еще более дерзкими, а затем на жизнь великого князя было совершено покушение!

Битва с восставшими

Битва с восставшими

 

В условленный день в разных местах Польши и Литвы группы заговорщиков напали на русские войска и учреждения. Мятежом руководил тайный комитет под именем "Ржонда народоваго", т. е. народного правительства.
Казня сотрудничавших и протестующих против бунта поляков, заговорщики не оставили выбора русской армии.

100 000 русских солдат были разбросаны по всей стране и им было приказано стягиваться к столице. Оголив границы, русские допустили поставки оружия из-за рубежа, а в лесах концентрировались повстанческие отряды, что ухудшило ситуацию.

Генерал Мерославский из Франции прибыл к восставшим и возглавил их армию, однако в первой же битве потерпел тяжелое поражение и раненный снова бежал в Париж!
Лидерство перехватил некий бывший прусский офицер Лангевич, который под Сандомиром собрал, а под Малочинцами вывел 4000 поляков в открытый бой, против русских войск.
В этом бою половина его солдат пала, вторая половина разбежалась и сам Лангевич скрылся в Австрии.

Самый крупный отряд остался у старика Чаховского - яростного врага "москалей", любившего пытать пленных русских. Железная дисциплина и смертная казнь за любой проступок делала его солдат очень серьезным противником.
Ему помогал бывший русский офицер Доброгосский, но зверства старика были страшными и для самих поляков: он вешал по крестьянину в каждой деревне, якобы за сотрудничество с русскими.
А затем замучал и повесил 5 русских солдат, один из которых, Никифоров, после пыток и петли, внезапно поднял руку сжатую в кулак и та так и закоченела, произведя впечатление на суеверных поляков.
Он продержался дольше, но потеряв в нескольких битвах большую часть отряда, также бежал в Австрию.
Казаки нападают на горожан

Казаки нападают на горожан

Великий князь не имел боевого опыта, ему пришло время уступить место, но он еще попытался договориться, объявив амнистию повстанцам, которую однако не поддержали.
Русская армия под командованием Берга в Польше, а Муравьева в Литве, начала уже серьезную "зачистку" территории от бунтовщиков.

Более жестокий Муравьев за полгода уничтожил мятежников в Литве, действуя очень холодно и жестко. Он показательно казнил в Вильнюсе 40 повстанцев, а затем разбил отряды Рогинского и одного из главарей бунта Сераковского. В Литве, где жили много русских, бунтовщики не имели большой поддержки населения.

В самой Польше сопротивление было жестче, только через 1,5 года лидеры были уничтожены или бежали из страны.
150 000 русских солдат последовательно громили восставших, но это вызывало все большее неудовольствие в Европе, так как жестокость обоих сторон была весьма впечатляющей!
В конце, поляки действовали уже партизанскими методами, разбившись на отряды с полевыми командирами.

Граф Берг

Граф Берг Завершив разгром врага, царские власти принялись ссылать на каторгу активных бунтовщиков, но не дожидаясь этого почти 10 000 поляков бежали из страны. Кроме того, во избежание повторения, лицам католического вероисповедания было запрещено занимать высокие должности в Литве и Польше.