Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Оцените эту статью:  

Неистовый крестоносец Востока |
Барон Унгерн фон Штернберг

Мистическая фигура для современной Бурятии и едва ли не божество войны, во времена своего расцвета. Барон Унгерн стал объединителем разрозненных степных племен Забайкалья, которых намеревался направить на запад, в "Желтый крестовый поход"!

Роман Унгерн фон Штернберг родился в Прибалтике, в семье лютеран и потомков рыцарей Тевтонского Ордена.
Как и прочие дворяне он поступил на военную службу и успел отличиться в Первой Мировой, за что получил Георгиевский крест.


 

Я происхожу из древнего рода Унгерн фон Штернбергов, в нем смешались германская и венгерская — от гуннов Аттилы кровь. Мои воинственные предки сражались во всех крупных европейских битвах. Принимали участие в крестовых походах, один из Унгернов пал у стен Иерусалима под знаменем Ричарда Львиное Сердце. В трагически закончившимся походе детей погиб одиннадцатилетний Ральф Унгерн. Были и тевтонские рыцари и бесноватые алхимики...


Когда Николай Второй отрекся от престола, Унгерн предложил Керенскому свои услуги - тысячу сабель из азиатских степей Сибири.
Но видя раскол сначала временного правительства, а затем лихорадку белого движения, Унгерн начинает свою игру, уйдя на восток.

Набирая сторонников по ходу движения, барон с двумя тысячами бурятов и тувинцев берет столицу Монголии, которую оккупировал Китай.
Местные монголы восторженно принимают "Белого бога войны", ламы благословляют его поход и объявляют воплощением божества сражений, новым ханом, который восстановит империю Чингисхана.
Он налаживал контакты с монархами востока и даже женился на китайской принцессе из династии Цзи.

Яростный в бою, обвешанный буддистскими амулетами, он встречал врагов неистовой храбростью и прямым взглядом ледяных глаз. Солдаты были уверены, что барон заговорен от пуль и сабель и оттого ничего не страшится.


 

Знавшие барона Унгерна отмечали его большую личную храбрость и неустрашимость. Он не побоялся, например, побывать в осаждённой Урге, где китайцы дорого бы заплатили за его голову. Произошло это следующим образом.
В один из ярких, солнечных зимних дней барон, одетый в своё обычное монгольское одеяние — в красно-вишнёвый халат, в белой папахе, с ташуром в руках, просто въехал в Ургу по главной дороге, средним аллюром. Он побывал во дворце главного китайского сановника в Урге, Чэнь И, затем мимо консульского городка вернулся в свой стан. На обратном пути, проезжая мимо тюрьмы, он заметил, что китайский часовой здесь мирно спал на своём посту.
Это нарушение дисциплины возмутило барона. Он слез с коня и наградил спавшего часового несколькими ударами плети. Проснувшемуся и страшно испуганному солдату Унгерн пояснил по-китайски, что часовому на карауле спать нельзя и что он, барон Унгерн, наказал его за это. Затем он сел снова на лошадь и спокойно поехал дальше. Это появление барона Унгерна в Урге произвело колоссальную сенсацию среди населения города, а китайских солдат повергло в страх и уныние, внушив им уверенность, что за бароном стоят и помогают ему какие-то сверхъестественные силы…

Унгерн был чудовищно жесток. Его безжалостность не знала границ и он люто казнили и врагов, и провинившихся. О нем говорили, что этот аскет по истине с аскетичным равнодушием относится к чужим страданиям и не имеет жалости.
Барон замыслил поход на Москву. Собрать орды монголов и направить всю эту силу, подобно лавине Чингисхана на советскую Россию.
А тех, кто возражал ему, барон любил закапывать живыми.


 

Мы, и только мы, можем вернуть законного хозяина земли русской на престол. Больше это сделать некому. Москва будет нашей!

Поход провалился...
Орда плохо вооруженных оборванцев была бита на советской земле и Унгерн был вынужден отступить, попутно оставляя после себя пепелища деревень и трупы красноармейцев со следами нечеловеческих пыток.
Что интересно, будущий маршал Рокоссовский был участником тех боев и отличился в сражении с армией барона.

Комиссаров, коммунистов и евреев уничтожать вместе с семьями, а все их имущество конфисковывать! Мера наказания может быть лишь одна — смертная казнь разных степеней.

 


 

По словам Врангеля, Унгерн «живет войной». А вот другие определения из той же характеристики: «острый ум» и «поразительное отсутствие культуры», «узкий до чрезвычайности кругозор», «застенчивость» и «безумный порыв».



Как бы ни было, но рейд в советские земли неудался. Барон решил зимовать в Тибете, где будет более безопасно, чтобы весной вновь начать войну, но его армия начала роптать.

Люди устали от жестокости и авантюризма Унгерна. Они сочли поход в Тибет - самоубийственной блажью и стали покидать барона.
После тщетных попыток собрать войска вновь, барон был схвачен своими же людьми, которые хотели отвезти его белым, чтобы "русские воевали с русскими сами", но сами попали в плен к красным.

В будущем Новосибирске барона ждал суд, его обвинили и в том что было, и в том что не было. Приговор сомнений не оставлял.
За ночь до казни, Унгерн разгрыз и проглотил свой Георгиевский крест, чтобы он не достался палачам. Утром его расстреляли в доме Новониколаевского ГПУ.

 

Так закончилась жизнь мятежного барона, буддиста, который чтил Евангелие, а во время войны превращался в жуткого мясника, презрев все ненасильственные принципы.